Управленческий консалтинг
Бизнес-решения и приложения
Инновации и разработки
Поддержка и сопровождение
+7 (495) 797-56-65
Поиск по сайту
Что найти?

На рынке ИТ-консалтинга кризисные явления в экономике привели к тому, что стоимость услуг консультантов стала граничить с их себестоимостью. А сами ИТкомпании ради экономии стали пренебрегать риск-менеджментом, что поставило под угрозу не только их бизнес, но и их возможность качественно обслуживать клиентов.

Школа выживания

Говоря о состоянии рынка ИТ-консалтинга, ведущие компании не отличаются разнообразием его оценок — выбор, по сути, идет между пессимизмом и крайним пессимизмом.

«Если в целом одним словом пытаться охарактеризовать ситуацию на рынке ИТ-консалтинга, лучшим эпитетом будет слово „выживание“, — говорит председатель правления IBS Сергей Мацоцкий. — Заказчики сейчас действуют очень прагматично и покупают в основном то, что им крайне необходимо. Заказов, связанных с реализацией новых проектов, тем более долгосрочных проектов, на рынке крайне мало. Основная масса заказов связана с поддержкой текущих процессов. Разумеется, клиенты покупают „железо“, потому что оно устаревает, выходит из строя и т. п. Есть спрос на аутсорсинг — как ИТ-аутсорсинг, так и аутсорсингбизнес-процессов, поскольку они позволяют без первоначальных затрат сразу начать экономить. А вот в плане покупки и поддержки софта ситуация крайне тяжелая. Грубо говоря, когда не до жиру — заказчики зачастую начинают просто отказываться от дорогих программных продуктов от ведущих мировых поставщиков».

«Задачи сейчас очень простые — выживать, — считает президент компании „Борлас“ Алексей Ананьин. — Выжить, удержать коллектив, обеспечить работой людей, которые являются нашим главным достоянием, и ждать улучшения ситуации. Этой стратегии сегодня придерживаются очень многие. При этом разница по сравнению с предыдущими кризисными ситуациями огромная. Тогда компании искали некие решения в ИТ-сфере, использовали кризис с точки зрения возможности расширить сферу деятельности, захватить большую часть рынка. То есть пользовались кризисом в смысле китайского значения соответствующего иероглифа, который обозначает помимо трудностей еще и наличие новых возможностей. Сейчас вряд ли кто-то такие возможности будет искать, мы это четко увидели в 2014–2015 годах. Заказчики ведут себя крайне осторожно. Практически нет каких-то серьезных, прорывных проектов, особенно в коммерческом, негосударственном секторе. Все очень скрупулезно относятся к расходованию средств, даже в проектах по повышению собственной эффективности. Главная причина — неопределенность экономической ситуации. Никто не может понять, что будет завтра, очень много факторов, влияющих на это: и политических, и экономических. Если говорить о коммерческом секторе, в котором мы в основном работаем, это отражается прежде всего на политике контроля издержек. И ИТ — одна из областей, которая подвергается консервации практически в первую очередь».

«Рынок чрезвычайно тяжелый, практически не появляется новых заказчиков, — рассказывает президент ГК „Ланит“ Георгий Генс. — При этом вряд ли есть хоть одна компания, работающая на открытом рынке, которая реально зарабатывает деньги. Мне кажется, если кто-то думает, что он зарабатывает прибыль, то, скорее всего, он просто плохо считает».





«В этом году мы наблюдаем сокращение ИТ-бюджетов на рынке, в том числе у достаточно благополучных с точки зрения объемов бизнеса компаний, — говорит старший исполнительный директор БДО Юникон Андрей Якименко. — Это в определенной мере способствует изменению фокуса клиентов от масштабных задач внедрения либо развития систем к отдельным функциональным решениям, таким как управление цепочкой поставок, бюджетное управление и аналитика, система внутреннего контроля и управление рисками, управление конкурентными закупками. Но самым главным акцентом на сегодня является стремительно нарастающий интерес к построению эффективной системы управленияИТ-ресурсами компании как активом, нацеленным на получение конкурентных преимуществ и повышение операционной и экономической эффективности бизнеса. Фактически наблюдается переход от стадии количественного и функционального охвата информатизацией к повышению качества и эффекта от использования ИТ-решений. Этим продиктован особый интерес к концепции IT Governance как к технологии управления ИТ-ресурсами и данными как активом компании, участвующим в ее экономическом росте и обеспечении эффективности. Именно в применении данной концепцииИТ-менеджерами компаний мы видим основной драйвер качественного ростаИТ-обеспечения, оптимизации стоимости его владения, уровня востребованности и эффективности использования решений бизнесом».

Бизнес без прибыли

По словам Сергея Мацоцкого, падение объемов услуг приводит к тому, что ИТ-компаниям нужно снижать свои расходы, и одновременно резко увеличивается конкуренция, а заказчики «просто выжимают последние капли».

«Все демпингуют, — говорит он.

— В этом и заключается главная проблема: демпинг в буквальном смысле захватил весь рынок. При этом контракты вовремя не заканчиваются, заказчики зачастую их приостанавливают и требуют дополнительных скидок, объясняя это сокращением собственного бюджета. То есть заказчики пытаются использовать текущую ситуацию для сокращения своих затрат, а подрядчики пускаются во все тяжкие для того, чтобы выживать. И это крайне опасная ситуация. Поскольку если у компании совсем нет маржи — значит, у нее нет устойчивости. Сейчас в финансовом плане все ИТ-консультанты буквально скребут по дну, ни у кого нет серьезного запаса резервов. Но это не является нормальным бизнесом. Потому что в нормальном бизнесе должна быть маржа — это дает возможность развиваться, привлекать сотрудников, обучать их, делать какие-то новые проекты. А когда прибыли вообще нет, ничего хорошего из такого бизнеса получиться не может».

«В „золотые“ времена 2006–2007 годов ИТ-консультанты могли себе позволить работать с маржей в 20–25%, это считалось нормальным, — вспоминает Алексей Ананьин. — Сейчас приходится работать с примерно вдвое меньшей маржей, это становится нормальным.

Обостряется конкуренция, желающих участвовать в каждом тендере становится все больше. И нужно искать новые решения для того, чтобы оставаться конкурентоспособным на таком рынке. Мы, например, стали очень внимательно следить за эффективностью бэк-офиса, занялись сокращением корпоративных расходов. Одновременно стараемся уделять внимание эффективности „полевой“ работы в рамках проектов. И в данном плане есть много возможностей, интерес к которым по традиции просыпается в непростые времена».

Падение маржи приводит не только к снижению рентабельности бизнеса консультантов, но и создает существенные риски для их клиентов.

«Почти у всех компаний — заказчиков услуг ИТ-консультантов сокращаются бюджеты, — говорит Георгий Генс. — И почти во всех проектах реализуются различного рода риски. Во-первых, есть риск задержки платежей. Во-вторых, очень часто возникает положение, когда заказчики неожиданно начинают понимать, что недооценивали серьезность ситуации, и пытаются в контракт вложить дополнительные задачи без увеличения бюджета проекта. Когда это происходит в процессе выполнения контракта, исполнители, как правило, несут убытки, поскольку вынуждены идти навстречу заказчикам. Иначе могут просто не получить своих денег. Причем если в более спокойные времена такие риски закладывались в стоимость контрактов, в нынешней ситуации сделать это практически невозможно. Сегодня на рынкеИТ-консалтинга довольно много коллективов, которые не загружены, поскольку новые проекты не возникают, а старые не расширяются. Соответственно, ожесточается конкуренция, на конкурсах часто побеждают проекты с заявленной ценой, которая совершенно очевидно ниже себестоимости. И заказчики поощряют такое поведение консультантов, потому что главным приоритетом у ИТ-директоров сейчас является сокращение затрат. Вопросы же качества услуг уходят на второй план. Вместе с тем зарплаты у хороших специалистов, если считать в рублях, не упали. Поэтому компаний, которые живут хорошо, на рынке ИТ-консалтинга мало или даже совсем нет».

Наши люди Еще один фактор риска для рынка ИТ-консалтинга — резкие колебания курса рубля. «Во многих контрактах есть существенная валютная составляющая, — говорит Сергей Мацоцкий. — И в силу высокой волатильности курса рубля очень многие ИТ-компании несут серьезные убытки, причем не только при поставках оборудования, но и при оказании консультационных услуг. Поскольку расходы, связанные с поддержкой импортных программных продуктов, как правило, валютные. При этом теоретически все знают, что при реализации долгосрочных проектов, тем более проектов, связанных с поставкой оборудования, подобные риски следует хеджировать. Однако хеджирование — довольно дорогое удовольствие, и при нынешнем уровне конкуренции и уровне цен на рынке позволить себе такие дополнительные расходы могут немногие».

Интересно при этом отметить, что, несмотря на прошедшую в прошлом году значительную девальвацию российской валюты и заявленный властями курс на импортозамещение, эти благие намерения, судя по всему, так и остались намерениями.

Переход на отечественные ИТ-продукты не всегда возможен — просто потому, что в некоторых областях у нас пока вообще нет продуктов соответствующего уровня. Например, PLM-решения — системы управления жизненным циклом изделия, востребованные в наукоемком машиностроении. Были попытки их создать, но результат пока не достигнут. И это создает серьезные сложности некоторым заказчикам, которые попали в санкционные списки и не могут купить необходимое программное обеспечение и технику. Хотя, возможно, со временем импортозамещение принесет какие-нибудь плоды, потому что и госкомпании, и частные компании пытаются сейчас разрабатывать какие-то альтернативы западным программным продуктам. Главное при этом, конечно, чтобы появлялись качественные ИТ-решения — понятно, что если нет серьезной международной конкуренции, то и стимула создавать хороший продукт тоже нет».

«Санкции и курс на импортозамещение довольно серьезно сказываются на рынкеИТ-консалтинга, — считает Алексей Ананьин. — Но мне кажется, что все-таки здравый смысл в данном вопросе пока не потерян и мы в погоне за лозунгами не увлеклись откровенно популистскими решениями. Проблема в том, что у импортозамещения есть несколько трактовок: от не вполне адекватных до вполне разумных. Если под импортозамещением понимать обеспечение нужного уровня информационной безопасности, а также безопасности в более широком смысле, то есть независимости от вендора, который в какой-то момент может стать не вполне дружественным, то этим, безусловно, нужно заниматься. И существует масса решений, как это можно сделать, даже используя зарубежное программное обеспечение. А если трактовать импортозамещение в том плане, что необходимо убрать весь зарубежный софт и повсеместно заменить его на отечественные разработки, тогда надо забыть об эффективности отечественной промышленности. Нам просто нечего делать будет на серьезных рынках, не имея соответствующих технологий. Как минимум мы потеряем возможность нормального сопровождения российской техники, которая продается за рубеж».

«Пока заказчики стараются игнорировать вещи, связанные с санкциями и импортозамещением, — отмечает Сергей Мацоцкий. — Есть некий тренд, когда, к примеру, вместо американского оборудования покупается китайское, хотя не очень понятно, в чем здесь именно импортозамещение. Импортозамещение как лозунг — это вещь хорошая. Но у нас его очень часто, особенно в ИТ-отрасли, понимают очень вульгарно. Много разговоров на тему того, каким образом нам надо разработать российские процессоры. Хотя я, честно говоря, совершенно не понимаю, какая угроза идет на пользовательские приложения от процессора, который можно купить в любом специализированном магазине в любой стране мира. А что касается сложного программного обеспечения, которым как раз и стоило бы заняться вплотную, в данной сфере ничего не происходит. Многие ИТ-компании сейчас занимаются разработкой собственных продуктов и предлагают их заказчикам, в том числе мы. Но мне кажется, что те заказчики, которые подпали под санкции и у кого было внедрено западное ПО, пока думают, что ситуация как-нибудь сама рассосется. Запас прочности у них есть, поддерживать системы они в состоянии. А покупать что-то новое пока не обязательно».

Автор: Петр Рушайло

Задать вопрос